?

Log in

No account? Create an account

Запасной аэродром

Это я, Ефимов Лёха, минус вдохновение плюс скука

Previous Entry Share Next Entry
Ясно одно,
lojki_net
и ясно со всей пролетарской беспощадностью: поэтические фестивали, обилию которых в последнее время мы только успели порадоваться, совершенно бессмысленны. И это самый главный итог «Киевских Лавров». Собственно, мысль не нова, но тут она оформилась окончательно и впилась острым краем прямо в мозг. «Лавры» - один из очень немногих фестивалей, в рамках которых возможно взаимодействие и взаимопроникновение разных литературных тусовок – но ничего не происходит, они так и продолжают быть обособленными как пятна жира в бульоне.

Все интересны только сами себе, а окружающие интересуют нас в большинстве случаев лишь в качестве собутыльников.

Прокатиться в Киев, чтобы послушать авторов, которые и в Москве-то успели… ну, не поднадоесть, а, политкорректно выражаясь, слишком сильно порадовать своим талантом – какое-то уж очень сомнительное удовольствие.

Хотя есть люди, которые способны своим присутствием и своей улыбкой скрасить любые обстоятельства: Аня umkaumka Герасимова, Вера mantrabox Полозкова, Лена прости-господи-неразумную-у-неё-нет-жж Исаева…

Фраза фестиваля, конечно, принадлежит Ане annaruss Русс. На просьбу Инны Кабыш дать стихи для цитирования в статье о фестивале Аня ответила: «Ищите меня в интернете».
Ну, как вам объяснить? Это как если бы Катя Лель предложила Уитни Хьюстон сходить на Горбушку и там поискать её диски.

Впрочем, все мы редко имеем ввиду то, что говорим, и говорим то, что имеем ввиду.

А я, как обычно, работал нянькой при двух приятельницах. Сопроводи, принеси, поменяй, объясни… Ничего нового. И им приятно, и мне надо же чем-то себя занять.

А Марина Бородицкая просто не умеет не улыбаться. И поэт замечательный. И такой ребёнок настоящий, и даже не слишком большой.

А одна подруга изливала мне душу и готова была расплакаться – у неё просто тряслись губы. Я стоял, слушал, кивал и думал: «Почему мне, почему не Ему?». Мы стояли в храме.

А нашу гостиницу обслуживали две проститутки, судя по всему, близняшки. Кроме длинных рыжих кудрей и ног – никаких особых примет. Одна подруга так и сказала: «С такими ногами они были обречены». Всякий раз они задерживали на мне свой задумчивый взгляд, чуя во мне потенциального клиента. Увы, я не соблазнился. Вот так жизнь пройдёт и вспомнить будет нечего.

А gardenermа я не прощу за то, что так и не появился.

А пара приятельниц, когда я обращал их внимание на этих двойняшек, надолго теряла способность связно разговаривать, и расфокусированный взгляд их как бы случайно снова и снова скользил по сестричкам, и трудно сказать, чего в этом взгляде было больше – осуждения или тоски по несбывшейся детской мечте.

А самый удачный литературный проект последнего времени, безусловно, Критический минимум. Андрюха, возьми с полки пирожок.

А Виталик selykv заставил меня почувствовать себя в шкуре тысячника, возникнув из ниоткуда и сообщив, что он меня «иногда читает». Привет, Виталик!

А Юлька sher_ali_eva Шералиева, кажется, хочет повторить судьбу героини великого бунинского рассказа «Лёгкое дыхание»

А Светлана soniaia садится рядом, улыбается своей снайперской улыбкой, и ты чувствуешь: то, что недавно было твоим сердцем, сладко тает и тёплой кляксой стекает по задней стенке грудной клетки. Дурак, в зеркало на себя давно глядел?

А Инна едет в такси и таксист, как это иногда бывает, с ней разговаривает. Рассказывает о том, что занимается бизнесом, и ни на что другое времени просто нет. А если выпадает пара свободных часов, едет "бомбить".
- Вы, наверное, тоже по делам бизнеса? – спрашивает он.
- Вы не поверите – на поэтический фестиваль.
- Ну, почему не поверю? Ещё остались люди… Я, вот, как-то ночевал у друзей, а у них библиотека. Пушкин, там, Есенин, Высоцкий. Ну, я взял почитать на сон грядущий…
Учительница русского языка и мировой культуры расправляет плечи и исполняется гордости за всю литературу, ожидая услышать что-то вроде «какая всё-таки красота эта ваша поэзия!».
- И как? – спрашивает она.
- Я это перерос, - звучит жестокий и однозначный приговор.
- И Пушкина?
- И Пушкина.

А другой таксист подвозит нас от Лавры до Конгресс-холла.
- Сколько с нас?
- Пятьдесят гривен.
- Да вы что?! Мы ехали-то пять минут. Мы знаем, что проезд по городу – от тридцати.
- Давайте тридцать.

А в последний день я украл все книги Веро4ки, привезённые издательством. Дело было так: мы с Исаевой, Ермаковой и Бородицкой, оснащённые чемоданами и уверенностью в завтрашнем дне, выдвигались к такси. Вдруг на нашем жизненном пути возник молодой человек с вековой тоской украинского народа в глазах. Он сообщил, что Наиля Ямакова попросила его забрать из номера книги, а в номер-то его не пускают. Разве я мог пройти мимо??? Я бросился помогать, звонить, выяснять и утрясать. Через некоторое время было получено добро на то, чтобы заглянуть в номер и взять книги, что я и сделал. Но молодой человек за это время успел куда-то испариться. А у такси меня ждали три медленно, но верно достигающие точки кипения поэтессы. Положение было безвыходным. И я не нашёл ничего лучше, чем отдать их Вере. Ну, логика-то железная, правда? Она автор, ей и карты книжки в руки. С чувством выполненного долга я направился к такси. А за пару секунд до этого в гостинице появилась несчастная Наиля, заглянула в свой номер и упала в краткосрочный обморок – книги пропали. Когда за двадцать минут до начала вечерней программы я появился в конгресс-холле, то застал потрясающую по своему трагизму картину, приближающуюся по силе эмоционального воздействия к известному шедевру «Опять двойка». Иван maccolit Грозный был готов убить своего сына своего представителя, а свой представитель в лице Наили уже смирился со своей участью. Своим появлением от смерти я Наилю спас, но положение исправил не сильно, потому что в это время Веро4чка, нагруженная своими книгами пешком приближалась к конгресс-холлу. Прости, Вера. Но я искренне надеюсь, что эти тяготы и лишения хоть на секунду избавили тебя от тягот и лишений иного рода.

А когда я встретил Веру и отнял у неё книги, мой пытливый ум, освободившись от напряжения последних пары минут, отправился в путешествие в иные сферы и там, в этих сферах, споткнулся на вопросе: а почему это не видно Ани нашей hrivelote Ривелотэ? Она, что, не приехала, - спросил я, обернулся к Вере и….

…сгорел со стыда. Оказывается, Аня всё это время шла позади Веры, а я её просто не заметил. Конечно, Аня миниатюрна, как фарфоровая статуэтка, конечно, её точёные формы облегало умопомрачительной элегантности платье цвета крокодила Гены, сливавшегося с окружающими газонами – но это меня ничуть не извиняет. Окончательно догореть мне помешало только чувство долга – книги должны быть принесены, жизнь Наили должна быть спасена.

А презентация нашего издательства была вполне бесполезным мероприятием: в чужом городе, на отдалённой площадке, параллельно с другими мероприятиями. И если бы не пара прекрасных любопытных глаз в правильных очочках в пятом ряду…

А если искать хороший повод выпить, то фестиваль – самое то. Хотя кому вообще нужен повод?

А когда осенью я уезжал из Крыма, там приближались выборы, и со всех рекламных плакатов меня омывали тёплые отеческие улыбки честных и мудрых политиков – море тёплых и отеческих улыбок. А когда я приехал в Киев, там тоже на носу были выборы, и создалось впечатление, что выборы стали главной национальной украинской забавой. На этот раз выбирали местного лужкова. Один политик обещал мост через Днепр, другой обещал украинскую власть, третий обещал позаботиться о пенсионерах, четвёртый обещал построить новую ветку метро, пятый обещал Юлю Тимошенко, шестой обещал каждому киевлянину дать законные десять соток… Да, приходится делать нелёгкий выбор: либо мост через Днепр - либо десять соток, либо помощь пенсионерам - либо забота о детях, либо Юлия Тимошенко – либо борьба с коррупцией. Всё, как в жизни.

И только Виталий Кличко ничего не обещал а смотрел в самую душу своим ласковым взглядом боксёра-супертяжа, и было понятно, что такой сможет попросить и мост через Днепр, и украинскую власть, и помочь пенсионерам, и слетать на Марс – ему не откажут.

А всё-равно Киев изумительный город.


Люблю вас

  • 1
марси-мерси)

  • 1