lojki_net (lojki_net) wrote,
lojki_net
lojki_net

Categories:

Город женщин

Фестиваль закончился, а жизнь не началась.
Древние китайцы знали толк в пытках, но и им было недоступно это изощрённое коварство – пытка курортной набережной. Ты идёшь сквозь строй разнеженных ленивых тел, в твои уши утрамбовывают звуки, которые по недоразумению называются популярной музыкой – и нет этому конца. И каждый раз, чтобы ступить на эту дорогу, вымощенную жадностью и блудом, ты, как ныряльщик, набираешь в лёгкие побольше воздуха.
А потом происходит чудо. Ты проходишь мимо небольшой сцены джазового фестиваля возле Волошинского дома, и то, что ты видишь и слышишь, заставляет тебя застыть на месте. Три женщины в чёрных платьях в сопровождении облегчённого состава – перкуссии, контрабас, клавиши. Одна женщина статная, взрослая, немножко даже угловатая, держащаяся скромно – но как потом оказывается, руководитель коллектива. Вторая солистка – просто воплощение женщины. Точёная фигурка, у которой, кажется, нет изъянов, красивое лицо, спокойный взгляд. И ты, кажется, готов пустить корни прямо здесь и смотреть, и смотреть, и смотреть на неё. А потом видишь третью. И ты уже не хочешь пускать корни – ты хочешь стать лёгким облаком, чтобы висеть над головой у этого чуда и прикрывать его от горячего солнца и всяких глупых неприятностей. Это не женщина – это птица, это муза, это богиня. Пластичная, как лента в руках Алины Кабаевой. Она тянет из своего горла серебристую цепочку мелодии, и плещется ей в такт, как водопад. А ты уже потерял разум. И понимаешь, что можешь провести жизнь у этих танцующих ног, похожих на струны небесной арфы, сотканные из света.
Ты же всё знаешь – есть сцена, и есть жизнь. Ты на себе чувствуешь, что на сцене и в жизни ты разный человек. На сцене ты – властитель, хозяин, ты упиваешься властью над людьми, которые тебя слушают, и в то же время ты у них в плену, ты в плену у их эмоций, зависишь от того, понимают ли они тебя, чувствуют ли. А, сойдя со сцены, стоя среди этих же людей, ты иногда чувствуешь себя потерянным, ненужным, и даже пару слов не можешь связать.
Но какое мне дело до всех этих соображений сейчас, когда я запутался в водорослях нежной музыки, околдованный тремя русалками в тихой заводи по имени «Akana»?
Так, кажется, называется эта группа из Белоруссии – надо будет поискать в интернете, надо будет обязательно поискать. И попытаться вернуть этот миг, когда тебя не стало, ты растворился щепоткой соли в потоке музыки.
А в другой вечер ты снова пытаешь себя набережной, и вдруг слышишь что-то до боли знакомое, что-то родное, и уже торопишься, и подходишь к толпе людей, и заглядываешь им за спины, и потихоньку пробираешься вперёд, и пританцовываешь, и блаженно улыбаешься. Да, это она – Анечка Герасимова, Умка, человек и ядерный реактор , женщина, в которой, кажется, спрятан портативный вечный двигатель. Она на пару с Борей Канунниковым выдаёт без перерыва одну песню за другой, один рок-н-ролл за другим, и ни на секунду этот драйв не иссякает. Она играет полноценный концерт – без всяких райдеров, сборов и гонораров. Только шляпа по кругу и рок-н-ролл по мозгам. А потом собирается и идёт в «Арт-Богему», чтобы отыграть ещё один полновесный сет, и ни разу не слажать, не дать себе послабления, не позволить себе слабости на сцене. И ты слушаешь её по второму разу, и безумно завидуешь этой её энергии, которую она черпает неизвестно откуда, и которая приходит к тебе только изредка, и быстро просачивается в какие то невидимые глазу трещинки и поры в душе. И после концерта ты её обнимаешь, как родного человека, и думаешь: как так получилось, что ты целых полтора года её не видел и, главное, не слышал? Спасибо, Анечка.
А потом на ступеньках совсем другой «Богемы» тебя заставляют читать в какой-то слегка пьяной компании, и компания восхищается, и там есть девочка, которая стонет, по-настоящему стонет от услышанных стихов, как она могла бы стонать в первую ночь под любимым мужчиной. И ты хочешь читать ещё и ещё, хотя ненавидишь читать перед нетрезвыми людьми – чтобы ещё раз услышать эту самую совершенную в мире музыку, лёгкие женские стоны, которые раньше ты, конечно, слышал, но совсем в других условиях. И она обнимает тебя, прижимается к тебе, и благодарит, и говорит, что никогда не забудет этот вечер, и эти стихи, и тебя. И ты таешь в её объятиях, и течёшь, как эскимо по тонким пальчикам — кто бы слизал тонким розовым язычком. Но знаешь, что эти её слова ложь — и действительно, на следующий день, при свете дня, вы друг друга почти не узнаёте и смотрите друг на друга с легким недоумением. Аминь.
И вот ты снова идёшь по набережной, и думаешь, что завтра пора домой, и что это, конечно, к лучшему, и в голове у тебя вертится одна странная мысль:

Большинство женщин не знают себе цены. Некоторые женщины очень хорошо знают себе цену. И совсем редкие женщины догадываются, что они бесценны.

P.S. Вот

Люблю вас

Всевидящее Око
Tags: шум воды
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 28 comments