Category: музыка

Category was added automatically. Read all entries about "музыка".

Давным давно,

году в 77 (я учился тогда, страшно вспомнить, в 7 классе) мне дали послушать магнитофонную катушку с записью "Машины времени" для "Музыкального киоска". Я пришёл домой, включил, сел перед колонками и прослушал раз пять подряд. А потом ещё раз пять отдельно "Всё очень просто". Для меня это было что-то совсем новое, что-то, что перевернуло и включило во мне что-то важное.. Причём, я не был совсем уж чайником, мой папа фарцевал дисками, у него была большая коллекция и кое-что я уже слышал.Кстати, когда я показал эту запись папе, она на него впечатления не произвела. Где-то он там услышал Цеппелинчики, где-то ещё что-то. Зато запись группы "Високосное лето" произвела (интересно, кто-то ещё помнит такую группу и Александра Ситковецкого?).
Но я сейчас не об этом. На этой записи была песня "В круге чистой воды". И есть у меня друг, Валерий Валюс (Valery Valius), художник. Сегодня я узнал, что эта песня посвящена его отцу, художнику Петру Валюсу. Вот такие загогулины судьбы.
Люблю вас

Мой друг продаёт гитару.

Фендер телекайстер, слоновая кость. Фендер телекайстер. Фендер! Телекайстер!!! Слоновая кость, грёбаный Экибастуз! И мне вдруг очень захотелось купить.
Я понимаю, что для большинства из вас это пустой звук. Надо быть мальчиком конца семидесятых - начала восьмидесятых, чтобы ощутить всю сакральность этих слов. Эти слова действуют на меня примерно, как заклинание Авада Кедавра! на Гарри Поттера.
А я лет двадцать гитару в руках не держал. Впрочем, я и двадцать лет назад играл так себе. Ни разу не Ричи Блекмор. Даже не Алексей Макаревич. И даже не Андрей.
Но мечта есть мечта. Это как первая любовь - её нельзя просрать, пардон май френч. И стоит это чудо всего десять тысяч наших рублей.
Купить хочется, но я, видимо, не куплю. Почему? Не потому, что, скорее всего, я на ней играть не буду. Просто кант бай ми лав, понимаете? Мечта не покупается, она сбывается. Или остаётся мечтой. Тем более, что день рождения уже прошёл, а Новый год ещё не скоро.
Зато у меня есть мой шаманский бубен. Я никогда о нём не мечтал. А он взял и пришёл ко мне. И он чудо как хорош. И я с ним хорош.
Да.
Но Фендер, сука, Телекайстер... Ээх...
Люблю вас

Сегодня я расскажу вам

забавные факты обо мне любимом. Сначала думал, что их всего три, но набралось больше. Выложу все.
И это не флэшмоб, не бойтесь:)
1. Я два раза служил в армии и оба раза не добровольно. Учитывая, что мой папа вместо трёх лет служил всего год (попал под сокращение армии), баланс, вроде бы, соблюдён. Но мне хочется думать, что Родина мне чуть-чуть должна.
2. Я умудрился, не будучи комсомольцем, быть секретарём комсомольской организации. Как? Если немножко напрягёте мозги, дотумкаете.
3. Этот факт я обнаружил только сегодня и прям офигел. У меня в паспорте написано, что 30.09.1989 в Новомосковске был зарегистрирован мой брак с Сергеевой Е. С. А следующая запись гласит, что 26.03.2011 был расторгнут мой брак с Семёновой Е. С. Учитывая, что это одна и та же Е. С., Леночка, моя первая жена и мать моего сына, я теперь волнуюсь: это щитово или нещитово? Вдруг я по закону являюсь двоежёнцем?
4. Однажды в конце 80-х благодаря своему другу Дмитрий Сазонов (Dimitry Sazonov) я присутствовал на концерте "Машины времени", сидя за пультом звукооператора. Кто-то меня там заметил, и в институте пошёл слух, что я работаю в "Машине времени".
5. На первых курсах института в рамках борьбы с собственной робостью я раздавал в метро девушкам свои автографы. Просто подходил и спрашивал: "Девушка, хотите, я дам вам свой автограф?". Проект получился на редкость удачным. Автографы были номерные и их количество перевалило за полторы сотни. Взамен я получил примерно такое же количество телефонных номеров. Позвонил по одному, и это была девушка, которая стала моим хорошим другом. Она давно умерла и ей посвящены "Стихи о счастливой любви". Проект я закрыл, потому что в борьбе с робостью он помог не слишком.
6. Я чуть не убил бас-гитарой Жанну Агузарову. Это случилось в начале девяностых, мы с моей группой рванули с репетиции на концерт "НАутилуса Помпилиуса" в ДК МЭЛЗ. После концерта я вышел из дверей, держа гитару через плечо и развернулся, чтобы посмотреть, где там мои друзья. Друзья задержались, зато прямо за мной шла Жанна, которая тогда ещё не летала на Марс. Вот она и попала под раздачу.
7.Этот факт связан и с Жанной Агузаровой, и с " Машиной Времени" и с автографами. В 80-х я тусил на рок-концертах и в рок-лаборатории, и развлекался тем, что рисовал карикатуры на музыкантов, а после концерта пробирался в гримёрки и собирал на своих карикатурах автографы. "Машина времени", "Воскресение", "Магнетик Бэнд", "Браво" и так далее, всех уже не упомнишь. Да, "Аракс", конечно же.Так я лицом к лицу столкнулся с голым (почти) Макаревичем с тремя волосинками на впалой груди, а также на фестивале в Подольске был свиделем феерического скандала между Хавтаном и Агузаровой. Насколько я знаю, она тогда уже ушла из группы, а они согласились участвовать в фестивале, поставив её перед фактом. Она, конечно, спела. Но, когда я вошёл за кулисы после выступления, Жанны там ещё не было, а вся группа сидела молча и в воздухе можно было вешать топор - такое было напряжение. И тут она вошла, красотуля! Кто-то видел цунами, а я видел Агузарову в гневе.
8. Я организовал первый концерт Vera Polozkova, (все разрушительные последствия можно оценить только сейчас:)) а также первый поэтический (без гитары) концерт Anya Umka Gerasimova (теперь она их регулярно проводит сама). И я свято верю, что за эти мои заслуги перед русской словесностью мне либо поставят памятник, либо расстреляют, как Джона Леннона. А, может быть, и то, и другое сразу.
Вот, пока вроде всё.
Люблю вас

Бродский, говорите? Хе!

А я, вот, сочинил народную песню, занёс своё имя в анналы.
Москвичка
Сижу в тоске в буфете блинном,
Гляжу на водку с холодцом.
Я был достойным гражданином,
Примерным мужем и отцом,
Мне на ладонь садилась птичка,
Цвела душа в родном краю,
Но ты, проклятая москвичка,
Перечеркнула жизнь мою.
Припев:
Ах, ты, зараза!
Ах, ты, зараза!
Печальный пункт в моей судьбе.
Четыре МАЗа
Четыре раза
Пускай проедут по тебе!
Я начал говорить стихами,
Читаю Пушкина тома,
Ведь ты французскими духами
Совсем свела меня с ума.
В салоне папиного "мерса"
В Москву, огнём она гори,
Ты увезла частичку сердца
И сбережения мои.
Припев тот же
Хрусти себе конфеткой мятной,
Ты не добилась ни шиша -
Тебе осталась непонятной
Простая русская душа!
Припев:
Ах, ты, зараза!
Ах, ты, зараза!
Печальный пункт в моей судьбе.
Четыре МАЗа
Четыре раза
Пускай проедут по тебе!
Люблю вас

Гимн Ватников.

Позвонил друг детства. У него рок-группа. Лёха, говорит, текстов не хватает. Выручай, ты же можешь! Ну, сел, написал. Только, боюсь, после этой песни ни один человек доброй воли со мной на одной Красной площади срать не сядет.

Европейцы, пиндосы, китайцы,
Как объевшиеся белены,
Снова тянут костлявые пальцы
Гады, к горлу моей страны.
Для меня помахаться - праздник
Буду буче любой только рад,
Натяну свой последний ватник
И устрою последний парад.

И припев такой хором:

А мы напомним вам Цусиму,
Сталинград и Бородино,
Ведь мы - Россия,
Ведь мы - Россия,
Мы - Россия, а вы - говно!

Сколько раз мы уже вас спасали
От германцев, французов, татар,
А теперь вы конкретно зассали
И наносите в спину удар/
Что же ты голым задом пугаешь
Русский противотанковый ёж?
Не утопишь нас, не закопаешь,
Не задушишь нас, не убьёшь.

И снова припев хором (желательно, краснознамённым):

Вот мы напомним вам Цусиму,
Сталинград и Бородино,
Ведь мы - Россия,
Ведь мы - Россия,
Мы - Россия, а вы - говно!

Люблю вас

Город женщин

Фестиваль закончился, а жизнь не началась.
Древние китайцы знали толк в пытках, но и им было недоступно это изощрённое коварство – пытка курортной набережной. Ты идёшь сквозь строй разнеженных ленивых тел, в твои уши утрамбовывают звуки, которые по недоразумению называются популярной музыкой – и нет этому конца. И каждый раз, чтобы ступить на эту дорогу, вымощенную жадностью и блудом, ты, как ныряльщик, набираешь в лёгкие побольше воздуха.
А потом происходит чудо. Ты проходишь мимо небольшой сцены джазового фестиваля возле Волошинского дома, и то, что ты видишь и слышишь, заставляет тебя застыть на месте. Три женщины в чёрных платьях в сопровождении облегчённого состава – перкуссии, контрабас, клавиши. Одна женщина статная, взрослая, немножко даже угловатая, держащаяся скромно – но как потом оказывается, руководитель коллектива. Вторая солистка – просто воплощение женщины. Точёная фигурка, у которой, кажется, нет изъянов, красивое лицо, спокойный взгляд. И ты, кажется, готов пустить корни прямо здесь и смотреть, и смотреть, и смотреть на неё. А потом видишь третью. И ты уже не хочешь пускать корни – ты хочешь стать лёгким облаком, чтобы висеть над головой у этого чуда и прикрывать его от горячего солнца и всяких глупых неприятностей. Это не женщина – это птица, это муза, это богиня. Пластичная, как лента в руках Алины Кабаевой. Она тянет из своего горла серебристую цепочку мелодии, и плещется ей в такт, как водопад. А ты уже потерял разум. И понимаешь, что можешь провести жизнь у этих танцующих ног, похожих на струны небесной арфы, сотканные из света.
Ты же всё знаешь – есть сцена, и есть жизнь. Ты на себе чувствуешь, что на сцене и в жизни ты разный человек. На сцене ты – властитель, хозяин, ты упиваешься властью над людьми, которые тебя слушают, и в то же время ты у них в плену, ты в плену у их эмоций, зависишь от того, понимают ли они тебя, чувствуют ли. А, сойдя со сцены, стоя среди этих же людей, ты иногда чувствуешь себя потерянным, ненужным, и даже пару слов не можешь связать.
Но какое мне дело до всех этих соображений сейчас, когда я запутался в водорослях нежной музыки, околдованный тремя русалками в тихой заводи по имени «Akana»?
Так, кажется, называется эта группа из Белоруссии – надо будет поискать в интернете, надо будет обязательно поискать. И попытаться вернуть этот миг, когда тебя не стало, ты растворился щепоткой соли в потоке музыки.
А в другой вечер ты снова пытаешь себя набережной, и вдруг слышишь что-то до боли знакомое, что-то родное, и уже торопишься, и подходишь к толпе людей, и заглядываешь им за спины, и потихоньку пробираешься вперёд, и пританцовываешь, и блаженно улыбаешься. Да, это она – Анечка Герасимова, Умка, человек и ядерный реактор , женщина, в которой, кажется, спрятан портативный вечный двигатель. Она на пару с Борей Канунниковым выдаёт без перерыва одну песню за другой, один рок-н-ролл за другим, и ни на секунду этот драйв не иссякает. Она играет полноценный концерт – без всяких райдеров, сборов и гонораров. Только шляпа по кругу и рок-н-ролл по мозгам. А потом собирается и идёт в «Арт-Богему», чтобы отыграть ещё один полновесный сет, и ни разу не слажать, не дать себе послабления, не позволить себе слабости на сцене. И ты слушаешь её по второму разу, и безумно завидуешь этой её энергии, которую она черпает неизвестно откуда, и которая приходит к тебе только изредка, и быстро просачивается в какие то невидимые глазу трещинки и поры в душе. И после концерта ты её обнимаешь, как родного человека, и думаешь: как так получилось, что ты целых полтора года её не видел и, главное, не слышал? Спасибо, Анечка.
А потом на ступеньках совсем другой «Богемы» тебя заставляют читать в какой-то слегка пьяной компании, и компания восхищается, и там есть девочка, которая стонет, по-настоящему стонет от услышанных стихов, как она могла бы стонать в первую ночь под любимым мужчиной. И ты хочешь читать ещё и ещё, хотя ненавидишь читать перед нетрезвыми людьми – чтобы ещё раз услышать эту самую совершенную в мире музыку, лёгкие женские стоны, которые раньше ты, конечно, слышал, но совсем в других условиях. И она обнимает тебя, прижимается к тебе, и благодарит, и говорит, что никогда не забудет этот вечер, и эти стихи, и тебя. И ты таешь в её объятиях, и течёшь, как эскимо по тонким пальчикам — кто бы слизал тонким розовым язычком. Но знаешь, что эти её слова ложь — и действительно, на следующий день, при свете дня, вы друг друга почти не узнаёте и смотрите друг на друга с легким недоумением. Аминь.
И вот ты снова идёшь по набережной, и думаешь, что завтра пора домой, и что это, конечно, к лучшему, и в голове у тебя вертится одна странная мысль:

Большинство женщин не знают себе цены. Некоторые женщины очень хорошо знают себе цену. И совсем редкие женщины догадываются, что они бесценны.

P.S. Вот

Люблю вас

Всевидящее Око

Мы все живём на этой планете, но не всегда об этом догадываемся (с)

Весело живём.
Гений на гении сидит и гением погоняет. А что, пару текстов в жж запостил, десяток комментариев получил – вот ты уже и гений.
А вот живёт тут с нами такой мужчина – Вилли Мельников. Не гений, нет. Ну, знает он около ста языков – подумаешь, экая невидаль. Ну, часть из них даже мёртвые – ну и что? И, кстати, знаете, что значит в его понимании «знать язык»? Это значит, что он может на этом языке писать стихи.
Я бы здесь процитировал, но как воспроизвести, например, китайский, на котором разговаривали веке эдак в восьмом? У меня и с современным-то проблемы.
Ну, вот пара образчиков на русском (вернее, на муфтолингве, как он это называет):

Задолжадность возвращедростью красна!
Мерзлятся, медитая, льдинозавры…
Не всякая заглядевушка сможет стать головокруженщиной, а тем более дожить до неувядамы!..

Ну, это всё игрушки. А вот выступал Вилли в Булгаковском на новогоднем вечере ДООСа и рассказал, что один музыкант предложил ему совместный проект – написать тексты песен на различных языках на его музыку. Догадайтесь, кто.
Посказка номер один: этого музыканта вы все знаете – даже те, кто музыкой совершенно не интересуется. Подсказка номер два: это не Иосиф Кобзон.

Вот он, этот музыкант:

Collapse )

Люблю вас